Кол-во книг: 87, статей - 128
Поиск по: статьям :: книгам
 

Миф в психоанализе

В.П. Щербаков
(ПГУПС)

Смыслы мифа: мифология в истории и культуре. Сборник в честь 90-летия профессора М.И. Шахновича. Серия «Мыслители». Выпуск №8 - СПб.: Издательство Санкт-Петербургского философского общества, 2001. - C. 300.

Укорененность теории и практики психоанализа в современной культуре не вызывает сомнения. Не затрагивая проблематики продолжительных споров относительно «истинного» статуса психоанализа, возможно утверждать, что фрейдовская интерпретация культуры образовала прочный симбиоз с интерпретируемой культурой. Этот факт не станут отрицать даже самые последовательные критики психоанализа. Попытаемся рассмотреть механизм образования этого причудливого «алхимического» соединения.

Иначе, чем определив психоанализ как плоть от плоти той культуры, в лоне которой он возник, трудно объяснить события их «бурного романа». Характерный жест Фрейда, указывающий на вторичность психоаналитической интерпретации по отношению к событию, уже наполненному в культуре глубоким психоаналитическим содержанием [1], подтверждает контекстуальное единство культурного пространства, гарантирующего, с одной стороны, обеспеченность фрейдовского анализа уже структурированным фактическим материалом, а с другой — подготовленность к адекватному восприятию результатов этого анализа.

В качестве такого общего для психоанализа и культуры смыслового поля можно выделить область мифологии, представляющей истоки культурного творчества и предмет психоаналитических исследований. Вне всякого сомнения, миф явился для Фрейда той благодатной почвой, обусловившей появление и подпитывающей развитие его первоначальных интуиций относительно скрытых механизмов культурного поведения человека.

Позиция психоанализа отличается от предшествующих интерпретаций мифа, которые главным образом сводили истолкование целостности мифа к редукции до составляющих его глубинное содержание психических процессов, присутствием методологической саморефлексии по отношению к мифу. Фрейд осуществляет вполне осознанное включение мифологических структур в исследовательское поле своей теории, что дает возможность говорить о своего рода «мифологической» саморефлексии, заключающейся в принятии смыслового единства мифа в качестве отправного пункта исследования исторического наследования мыслительных форм, идентифицирующих человека как такового.

Обращение Фрейда к мифологическому материалу предопределило «герменевтический» поворот в рамках исследования психических патологий от теории «сексуальной травмы» к теории фантазмов. Миф, представляемый в качестве фантазматической реальности, конституированной по типу сновидения столкновением сознания и бессознательного, становится для психоанализа фундаментальной антропологической формой, истоком развития как индивидуальной психики, так и социального пространства в целом. Формой, которая, с одной стороны, объединяет индивидуальные переживания с культурной традицией, выраженной в устной форме предания или закрепленной эпическим текстом, а с другой — сохраняет нерасторжимую целостность чувственного и духовного [

«к разделу         1.  2.  3.  4.  5.


Тексты книг принадлежат их авторам и размещены для ознакомления

«к разделу        1.  2.  3.  4.  5.
  

Поиск по: статьям :: книгам
  Rambler's Top100
 
© 2013 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт. | Статьи партнёров