Кол-во книг: 87, статей - 128
Поиск по: статьям :: книгам


Тексты книг принадлежат их авторам и размещены для ознакомления

«к разделу        1.  2.  3.  4.  5.

Т. А. Букетова

Музыкальные поля видения
и артикуляции в историко-культурных пространствах рубежа XX века

Историко-культурное поле дает новые ключи к пониманию смысла художественных произведений, увеличивает пространство и время жизни сочинений, обогащает их эстетические и коммуникативные возможности, закрепляющие за ними определенную глубину авторской концепции. Поэтому изучение динамики музыкальных процессов связано с пониманием общих тенденций историко-культурного развития, особенно обостряющее все антиномии в переломно-переходные эпохи. «Избыточность» искусства, по определению М. Лобановой, в эти периоды рождает тот огромный резерв, из которого следующие поколения могут черпать идеи для нового витка своего развития. «И здесь доскональное знание вопросов исторического прошлого оборачивается не стилизацией, не музейной реконструкцией, а раскрытием самых животрепещущих проблем современности»[1]. Обращая взгляд на переходные периоды с их «повышенными историческими, культурными и стилевыми перегрузками»[2], интерпретатор может выявить генезис многих современных явлений, выстроить фундамент новых ценностных парадигм. В переходные периоды (каковым является начало XXI века) рождается новая инновационная сфера и новые приемы формообразования, позволяющие по-новому взглянуть на рубеж предыдущего XX века.

Особенности культуры XX века - это единство и борьба противоположных тенденций, соединение несоединимого, диалогичность национального и наднационального, диалектичное взаимопроникновение Запада и Востока, технократические течения новых веяний и архаика. Это особый пульс времени, включающий в себя его метафоричность, полистилистику, жанрово-стилевую пестроту и многообразие, поиск новых форм, интонаций и языка, вплоть до полного отрицания и анархии. «В эпоху великой борьбы за новое искусство, мы выступаем как «дикие» не организо-ванные против старой, списанной силы. Бой неравных; но в сфере духовных ценностей побеждают не числом, а мощью идей. Внушающее страх оружие «диких» - новые мысли; они вернее, чем сталь, поражают наповал и разрушают считавшееся ранее несокрушимым» - так провозглашал от имени молодых всех стран - Германии, России, Франции и Италии - альманах «Синий всадник» под редакцией Кандинского и Марка[3]. Основное направление получили лозунги, требующие свободы творческой личности, утверждения права художника на создание своего собственного мира, отказ от устоявшихся норм, пропаганда нового мышления, требующего самых неожиданных выразительных средств. «В искусстве в целом, а особенно в музыке, любое средство, возникшее из внутренней необходимости, тем самым себя оправдывает. Композитор хочет выразить то, что повелевает в настоящую минуту внутренняя интуиция. При этом может случиться, что ему потребуются комбинации звуков, считающиеся в современной теории какофоническими»[4].

Рубеж и начало XX века характеризуются отказом от канонической системы музыкального мышления, яркими и дерзкими экспериментами во всех видах творчества, созданием нового мировоззрения на базе новаторских художественных установок. Личность художника в любой сфере искусства, это, прежде всего, личность творца, создателя своего нового мира, новой реальности, квазибытия, со своими нормами и законами и особой иерархией ценностей. Ч. Айвз, П. Клее, А. Скрябин, И. Стравинский, Дж. Джойс, П. Пикассо, А. Корбюзье - каждый из них через ценностные
«к разделу         1.  2.  3.  4.  5.

Поиск по: статьям :: книгам
  Rambler's Top100
 
© 2013 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт. | Статьи партнёров