Кол-во книг: 87, статей - 128
Поиск по: статьям :: книгам


Тексты книг принадлежат их авторам и размещены для ознакомления

«к разделу       <   4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14. > 
Страхов обратился ещё в книге "Мир как целое", где одна из самых интересных глав посвящена вопросу о внутренней связи между сущностью смерти и сущностью жизни5. Всё живое, отмечает Страхов, имеет организацию во времени; собственно, именно организация во времени, а не только в пространстве, и является коренной чертою живого организма. То, что мы называем смертью, является поэтому формой самой жизни; наличие этой формы как раз и позволяет живому существу достигать зрелости, то есть совершенства, реализовать цель жизни, а не иметь её вне себя, только как недостижимый идеал. Таким образом, смерть является объективным выражением внутреннего духа, субъективности жизни; здесь связывается воедино и объективная логика жизни (био-логия), и её метафизика, и, добавим, её эстетика. "Как художественное произведение - пишет Страхов - не может тянуться без конца, но само собой обособляется и находит свои границы, так и жизнь организмов имеет пределы. В этом выражается их глубокая сущность, гармония и красота" [26].

Уже здесь мы находим указание на время как на связующее звено между субъективностью человеческого духа и его жизненными "объективациями". Именно эта тема становится основной в последней работе Страхова, опубликованной после его смерти - "О времени, числе и пространстве"; читая её, понимаешь особенно остро, сколь многое мог ещё сказать Страхов как метафизик.

Сущность времени, подчеркивает Страхов, нельзя уловить путём каких-либо аналогий с пространством, потому что время есть непосредственное выражение существования; "существование во времени" - это, по сути дела, тавтология: "мы ничего не можем признать существующим вне времени". Время раскрывает внутреннее многообразие модусов существования, в том числе и не-существование как момент самого существования, как прошлое, которое уже не существует, и как будущее, которое ещё не существует. Но подлинная суть существования выражается в настоящем; настоящее - это именно существование как таковое. А раз так, пишет Страхов, то "все сущее должно заключаться в настоящем"; настоящее потому и представляется в виде точки, что "время содержит в себе объединение всего существующего". "Для Бога и ангелов, для бесконечно далеких и недоступных миров мгновение настоящего то же самое, как и для меня" [27]. Так определяет Страхов подлинный смысл одновременности - как единства всего сущего в настоящем, то есть подлинном существовании. И нетрудно догадаться, какое значение имеет этот тезис для понимания природы времени, да и для оценки тех квазинаучных фикций, которые построены на отождествлении времени с пространственной линией, состоящей из "эквивалентных точек".

Впрочем, и характерная для науки объективация времени далеко не бесплодна, если понимать её правильно, как объективацию того качества времени (или существования), которое мы называем движением. Именно здесь выражается уже не абсолютность времени, связанная с настоящим, а его относительность,
«к разделу        <   4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14. > 

Поиск по: статьям :: книгам
  Rambler's Top100
 
© 2013 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт. | Статьи партнёров