Кол-во книг: 87, статей - 128
Поиск по: статьям :: книгам


Тексты книг принадлежат их авторам и размещены для ознакомления

«к разделу        1.  2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11. > 
href="file:///C:/Users/%D0%9C%D0%B0%D1%80%D1%83%D1%81%D1%8F/Desktop/%D0%BA%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%B8%20%D0%BC%D0%B0%D1%80%D0%B8%D0%BD%D0%BA%D0%B5%21/%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%B9%20%D0%98%D0%BB%D1%8C%D0%B8%D0%BD%20-%20%D0%9D.%D0%9D.%20%D0%A1%D1%82%D1%80%D0%B0%D1%85%D0%BE%D0%B2%20%D0%BA%D0%B0%D0%BA%20%D0%BC%D0%B5%D1%82%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%B7%D0%B8%D0%BA.htm#8" title="[8]">[8]. Такое познание, мог бы сказать Страхов, есть что угодно, но только не философия, верная завету своего, кстати, тоже античного основателя: "познай самого себя". И впоследствии Страхов говорил об этом неоднократно; но сейчас он решает задачу более сложную: а так ли прав Юркевич и там, где, казалось бы, весь смысл познания заключается именно в актах объективации, тех актах, которые, по словам Страхова, составляют "самую простую и обыкновенную деятельность мышления" [9]. И вот, при внимательном отношении к делу, выясняется, что и здесь субъективность мышления, тот факт, что мышление не просто "совершается", но "само себя мыслит", выступает в качестве онтологической основы познания, основы той свободы, которой обладает человеческое мышление по отношению к своим собственным законам. Три понятия - субъективности, истины и свободы - изначально вступают у Страхова в неразрывную связь, характерную именно для философии христианской эпохи. Присмотримся к этому ключевому моменту внимательнее.

Страхов приводит типичный упрек Юркевича, адресованный Канту: последний, мол, не понял того, "что законы деятельности познающего субъекта так же не суть законы субъективные, как законы движения света и масс не суть светлые и массивные" [10]. Такое сопоставление, помещение на одну доску законов мышления и законов природы Страхов считает абсолютно неверным. Законы природы есть, действительно, нечто существенно иное, чем "подзаконная" им реальность; напротив, "законы мысли суть также мысли; тело, падающее но закону тяжести, не знает закона, которому повинуется; но мысль знает закон, по которому действует, и только потому ему и повинуется, что знает его" [11]. Это положение Страхов уточняет чуть ниже; но уже сейчас можно выделить главное. Именно потому, что на почве человеческой субъективности совпадает реальность мышления и его идеальная, "внутренняя форма", или закон, становится возможным познание истины. За мышлением, подчеркивает Страхов, "нужно признать абсолютную способность исправлять самого себя, следовательно, не подчиняться ни одному из своих законов, не зная вполне, как он действует, где может дать истину и где ложь. Если этого нет, если есть закон, которому мышление подчинено слепо и беспрекословно, то мы не можем ручаться, чтобы когда-нибудь достигли посредством него истины"
«к разделу         1.  2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11. > 

Поиск по: статьям :: книгам
  Rambler's Top100
 
© 2013 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт. | Статьи партнёров