Кол-во книг: 87, статей - 128
Поиск по: статьям :: книгам


Тексты книг принадлежат их авторам и размещены для ознакомления

«к разделу        1.  2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11. > 

Николай Ильин.

Н.Н. Страхов как метафизик1.

 

"Вы непременно хотите, чтобы я писал о философии, о самых общих её вопросах. Знаете ли? - мне это и очень лестно, и очень страшно. Для меня ведь, по старому, философия есть самая высокая и самая трудная наука; не малым делом всегда считал я говорить во имя этой науки и заслужить имя действительного философа. Если до сих пор я ограничивался только частными вопросами, или даже одной постановкой вопросов, то делал это прежде всего из великого уважения к философии" [1].

В силу известного психологического закона, мы не склонны оценивать человека выше, чем он сам себя оценивает. И потому самодовольный софист, с его притязаниями на мудрость о человеке (антропософию), об истории (историософию), а то и о самом Боге (теософию), имеет куда больше шансов привлечь наше почтительное внимание, чем настоящий философ, тот, кто полагает своим идеалом даже не мудрость, а только совершенную любовь к мудрости. Конечно, более проницательные из современников Н.Н. Страхова понимали, насколько он ближе и к такой любви, и к самой мудрости, чем иные "наперстники Софии". "Тайна Страхова вся - в мудрой жизни и мудрости созерцания" [2] - отмечал В.В. Розанов; но именно тайна, о которой Страхов нигде и никогда не говорил. Зато постоянно вёл речь о другом - о необходимости верно приступить к делу философского познания, чтобы не сбиться с пути уже на первом, по-своему самом важном шаге. Вот этот смысл его речей улавливали уже многие - и те, кого этот смысл не раздражал, не ставил лицом к лицу с их собственной философской несостоятельностью, охотно подчеркивали педагогическое (ещё точнее - пропедевтическое) значение философских трудов Страхова, называли их "философской хрестоматией для всякого русского читателя, желающего сделать первый шаг к самостоятельному мышлению" [3].

Несомненно, что и такая оценка стоит дорого, особенно сегодня, когда русскую философскую культуру надо отстраивать, по сути дела, заново. Тем не менее, эту оценку никак нельзя считать исчерпывающей значение Страхова как философа. Да, он "всего более заботился о выяснении основных понятий, о постановке вопросов" [4], но ведь именно с этого и начинается настоящая философия. К тому же, как замечает
«к разделу         1.  2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11. > 

Поиск по: статьям :: книгам
  Rambler's Top100
 
© 2013 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт. | Статьи партнёров