Кол-во книг: 87, статей - 128
Поиск по: статьям :: книгам


Тексты книг принадлежат их авторам и размещены для ознакомления

«к разделу        1.  2.  3.  4.

Вадим Руднев

Нравственность как набор языковых практик
(Ричард Рорти. Случайность, ирония и солидарность / Пер. с англ. И. Хестановой и Р. Хестанова. М.: Русское феноменологическое общество, 1996.)

Если бы эта книга появилась в брежневскую или даже в горбачевскую эпоху (кстати, она и была написана в 1989 году), она несомненно наделала бы много шуму, ибо в ней много говорится о том самом — или почти том же самом — плюрализме (“прулялизме”), о котором мы столько слышали из уст первого и последнего президента СССР. Между прочим, Рорти упоминает Горбачева в своей книге хотя всего один раз, но с искренней симпатией. Это не случайно (то есть, конечно, в смысле Рорти это случайно, как и все остальное — см. ниже). И тот и другой представляют собой редкий тип мягкого нигилиста, похожего скорее не на дзенского проповедника, размахивающего палкой, а на даосского отшельника, мирно закинувшего удочку в реку. Жаль, что эта книга, написанная все-таки достаточно сложно, не попадет в руки никому из тех, от кого зависит (то есть от кого в смысле Рорти, конечно, ничего не зависит) в сегодняшней политике. Читая эту книгу, удивляешься тому, с какой легкостью можно, по сути оставаясь витгенштейнианцем, так далеко зайти на пути в социально-политическую философию, при этом сохраняя невинную улыбку на лице.

Самое симпатичное в Рорти, в его облике как философа, это непривычная для нас скромность. Он, дескать, всего лишь последователь Дональда Дэвидсона, а не Витгенштейна. Это все равно, что сказать, например: “Я последователь не Мамардашвили, а Мотрошиловой”.

Однако “переописывая” Рорти по-русски, нельзя не заметить, что это просто очень ловкий шахматный ход. Как в шахматах загораживают ферзя слоном, так Рорти загораживается от “священной коровы” — Витгенштейна Дональдом Дэвидсоном. Мало ли что!

Что же хочет сказать на самом деле очень знаменитый американский философ, основатель неопрагматизма, переведенный на все европейские языки, что он хочет и что он может сказать русскому читателю (книге предпослано предисловие автора к русскому изданию), пусть даже достаточно утонченному?

         В основе моральной идеологии Рорти — противопоставление кантовского “Ты должен” юмовскому “Мне это симпатично”. Рорти, конечно, на стороне Юма. Отсюда идет следующее важнейшее противопоставление необходимого (хотя это слово, кажется, вообще ни разу не упоминается в книге) случайному. Ясное дело, “должное” необходимо, а “симпатичное” случайно: тебе нравится то, мне — это (de gustibus non est disputandum.) Случайность морали Рорти видит в случайности языка. “Мир не говорит. Говорим только мы”. Мы сами изобретаем собственные языковые игры, в которые вольны играть или бросить, как ребенок надоевшую игрушку. Все это, конечно, глубоко не соответствует духу американской лингвистики, скажем, гипотезе лингвистической относительности Уорфа, но Рорти, что самое интересное, не особенно интересует традиция. В этом и выражается его мягкий нигилизм. Кто такой Уорф? Почему не знаю? Хабермаса знаю, Набокова знаю; кого надо, того и знаю. Удобная позиция. Действительно — прагматистская. На это трудно возразить что-либо, кроме того, что практически вся философия ХХ века прошла под знаком языкового редукционизма, с точки зрения которого как раз мир говорит, а мы только слушаем. Но что такое философия ХХ века? Мыслители, которые высказывали публичные суждения, а надо было бы высказывать приватные (как Деррида)! Вот характерный пассаж о приватизации (слово-то какое родное!) Ницше и Хайдеггера: “Лучший ответ на вызовы, который бросили эти авторы <...>: можно попросить этих авторов приватизировать (курсив Рорти. — В. Р.) свои проекты, свое стремление к возвышенному — посмотреть на них, как на людей, не имеющих никакого отношения к политике и поэтому совместимых с пониманием человеческой солидарности <...>. Эта просьба о приватизации сводится к просьбе о том, чтобы они разрешили неизбежную дилемму, подчинив возвышенное желанию избегать жестокости и боли” (c. 250). Легко сказать, да трудно сделать. Не станут философы приватизироваться.

Поэтому Рорти

«к разделу         1.  2.  3.  4.

Поиск по: статьям :: книгам
  Rambler's Top100
 
© 2013 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт. | Статьи партнёров