Кол-во книг: 87, статей - 128
Поиск по: статьям :: книгам


Тексты книг принадлежат их авторам и размещены для ознакомления

«к разделу        1.  2.  3.  4.  5.

В.В.Мароши

АВТОЭПИГРАММА В ТВОРЧЕСТВЕ ПУШКИНА

К концу 20-х годов в силу разных причин репертуар политической эпиграммы для Пушкина оказывается исчерпанным. А ведь именно политические и бытовые адресаты должны были стать объектами неосуществленного сборника (“Мир вам, несчастные поэты, // Мир вам, журнальные клевреты. // Мир вам, смиренные глупцы!)1. В 1829 году становится ясно, что целью эпиграмматической атаки стали многочисленные литературные оппоненты (“Собранье насекомых”). Агрессивность жанра осталась прежней (“Готовлю язвы эпиграмм”)2, “Они, пронзенные насквозь, // Рядком торчат на эпиграммах”3, равно как явная или скрытая номинативность (“Но ежели кого забуду, // Прошу напомнить, господа!”)4; “Вот ** – божия коровка, // Вот **** – злой паук...”5; “На лоскутках бумаги были записаны у него имена, ожидавшие очереди своей. Иногда были уже заранее заготовлены при них отметки, как и когда взыскать долг, значившийся за тем или другим. Вероятно, так и мое имя было записано на подобном лоскутке; и взыскание с меня было совершено известною эпиграммою... Как при французских поединках честь спасена при первой капле крови, так и здесь все кончалось несколькими каплями чернил”6; “...Как делал Пушкин, который, нарезавши из бумаги ярлыков, писал на каждом по заглавию. Все эти ярлыки накладывал он всею кучею в вазу, которая стояла на его рабочем столе; и потом, когда случалось ему свободное время, он вынимал наудачу первый билет; при имени, на нем написанном, он вспоминал вдруг все, что у него соединилось в памяти с этим именем, и записывал о нем тут же, на том же билете, все что знал”7.

Нет нужды, что П.А.Вяземский описывает своего рода литературный кодекс чести Пушкина, а Гоголь – эпиграмматические реакции на “имя”, лежащие в основе, по Гоголю, творческих замыслов поэта. Эпиграмма тогда и эпиграмма, когда можно намекнуть или открыто обыграть имя адресата (название объекта). Пушкин стремился сохранить уникальность и конкретность адресата и одновременно вписать в него свою индивидуальность (“Готовы от меня принять // Неизгладимую печать!”8); “Он по когтям узнал меня в минуту...”9. В наибольшей степени такому требованию отвечали эпиграммы-надписи к портрету, которые позволяли разыграть имя как шараду: “...И простодушие с язвительной улыбкой” (“К портрету Вяземского”10); “...Друзьям он верный друг...” (“К портрету Каверина”11).

Развернутую надпись к собственному портрету на французском языке (“Mon portrait”, своего рода автошарж (“un jeune polisson”, “vrai de mon”, “vrai singe”) Пушкин написал еще в 1814 г. Несмотря на объем стихотворения, “автопортрет “ дан “quoique en miniature”. Примечательна именная концовка стихотворения и последняя рифма, связующая “лицо” (“mine”) и имя автора: “<...> Vrai singe par sa mine <...> Ma foi, voila Pouchkine”12.

«к разделу         1.  2.  3.  4.  5.

Поиск по: статьям :: книгам
  Rambler's Top100
 
© 2013 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт. | Статьи партнёров